Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Солженицын: прощание с мифом

Прошедшее в 2018 г. празднование столетия со дня рождения А.И. Солженицына (указ о котором В.В. Путин подписал еще в июне 2014 г.) показало, что его фигура и его взгляды продолжают оставаться одним из оснований современной официальной российской идеологии. Но его личность и большая часть наследия вызывают не просто дискуссии, но и решительное неприятие у множества граждан России. И дело здесь далеко не только в ностальгии по СССР, разрушителем которого провозглашают Солженицына его почитатели.

Реальный Солженицын был очень далёк от того образа, который он создавал сам. Предлагаемые читателю части книги историка А.В. Островского очень ясно показывают, насколько слова расходились с делом у пропагандиста принципа «жить не по лжи». Не всё в этой книге одинаково ценно, не все тезисы Островского нашли подтверждение (например, мы считаем необоснованными утверждения о том, что Солженицын являлся провокатором советских спецслужб). Но в приведённых главах содержатся факты, важные для понимания «феномена Солженицына».

Чего только стоит постановочная фотография с лагерным номером, сделанная уже не в заключении, а в ссылке, для поддержания его репутации лагерного страдальца. Ни один другой писатель-лагерник, в том числе значительно превосходившие Солженицына по литературному дарованию В.Т. Шаламов и Ю.О. Домбровский, а также множество других, переживших сталинский ГУЛАГ, даже в мыслях не могли бы себе представить участие в такой постановке.

Безусловно, публикация повести «Один день Ивана Денисовича» в ноябрьском номере журнала «Новый мир» за 1962 г. стала важнейшим событием — открытием темы репрессий для многих в СССР и в мире. Но заслуга в публикации этой повести (в том числе — в её редактировании) принадлежит редактору журнала А.Т. Твардовскому и его сотрудникам, которых впоследствии Солженицын поливал грязью, быстро забыв о том, какую роль советский поэт Твардовский сыграл в его судьбе.

Солженицын, по словам Варлама Шаламова, был «орудием холодной войны» с конца 60-х по 80-е годы. В перестроечный и постсоветский период его реакционные писания и советы «как нам обустроить Россию» использовались в идеологических целях уже новым российским руководством. Ради этой идеологической роли он спокойно жертвовал и исторической истиной, и теми, кто помогал ему в разные периоды его жизни, и самой литературой, так как поздние произведения Солженицына (как бы ни оценивать ранние), прежде всего «Красное колесо», к художественному слову не имеют никакого отношения. Со времён эмиграции из СССР Солженицыну всегда удавалось занять весьма комфортное положение: и в США, и вернувшись в Россию, в связи с чем его маска пророка выглядит как минимум просто циничной.

Сейчас, когда открыта большая часть архивов (хотя и далеко не все), касающихся сталинских репрессий, когда мы очень хорошо себе представляем, чего стоил подавляющему большинству бывших граждан СССР развал страны, когда мы знаем, как бывшая партийная номенклатура в союзе с оргпреступностью осталась у власти и захватила государственную собственность в процессе кровавого криминального передела конца 80-х — начала 90-х годов, фигура А.И. Солженицына должна быть оценена по достоинству, а мифологический флёр, окружающий её, окончательно развеян.

Редакция «Скепсиса»


Островский А. Солженицын: прощание с мифом — М.: Яуза, Пресском, 2006.


По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Александр Воронский
За живой и мёртвой водой
«“Закон сопротивления распаду”». Сборник шаламовской конференции — 2017
 
 
Кто нужен «Скепсису»?